Home / БИЗНЕС / RMG ИНТЕРВЬЮ НЕДЕЛИ / Юрий Николенко – коронавирус излечим. «Бизнес против кризиса» или как выжить в условиях карантина

Юрий Николенко – коронавирус излечим. «Бизнес против кризиса» или как выжить в условиях карантина

Юрий Николенко, врач, основатель клиники «MedInstitute/Nikolenko Clinic», оказался на Кипре совершенно случайно!

доктор Юрий Николенко

Его Лав Стори началась в Харьковском медицинском институте. Потомственный военный, не поступив в «Бауманку» в Москве, по совету друга решил годик подождать. Переждать год Юрий решил поступив в мединститут. На удивление – ему понравилось! Здесь он встретил свою судьбу – киприотку Христаллу. Как говорится, влюбился, женился и переехал на Кипр.

Две дочки выбрали путь родителей. Старшая дочь Николетта училась и работает в Ньюкасле нейрохирургом и реабилитологом. Младшая Элина – дерматолог. Работает с родителями в семейной клинике.

Клиника «MedInstitute/Nikolenko Clinic» существует на острове 33 года! Это огромный срок.

Именно в вузе Юрий понял, что его любимую математику можно применять и в медицине. Все пограничные науки ему пригодились. Как объяснил сам доктор, все, что ему интересно, он понимает и усваивает с первого раза. Это помогло ему в дальнейшем в создании и развитии клиники.

Начинали с малого, а сейчас клиника занимает три этажа общей площадью более 1500 квадратных метров. Обычно в день клиника принимает около 200 пациентов. Уникальное оборудование и квалифицированный персонал помогли более 50 000 пациентов из 55 стран мира.

MedInstitute/Nikolenko Clinic

Когда я оказалась в этой больнице, меня очень удивили некоторые аппараты, которые для меня были незнакомы. Тогда Юрий Николенко терпеливо и подробно провёл мне экскурсию по медицинскому центру и объяснил принцип работы каждого из приборов. Обо всем сразу в одном интервью не скажешь, поэтому говорить о методах передового лечения будем поэтапно.

Первое, что увидела прямо в кабинете – тепловизор. Некая уникальная камера, аналог которой есть только в Новосибирске.

Юрий Николенко клиника MedInstitute/Nikolenko Clinic

Мощнейший прибор принимает тепловые излучения организма, основываясь на которых можно сделать мгновенную диагностику почти всех заболеваний, в том числе и очень серьезных: онкологии, воспалений и много других. На моем личном примере доктор пояснил, как это работает и разрешил присутствовать на приеме нескольких пациентов. Данные камеры выводятся на компьютер, где сохраняются на карточке больного. Это позволяет вести сравнительный осмотр на протяжении всего процесса, наблюдая его динамику.

Интервью кандидата медицинских наук Юрия Николенко, основателя клиники Medinstitute/Nikolenko Clinic

Эксклюзивное интервью RMG с кандидатом медицинских наук Юрием Николенко, основателем клиники Medinstitute/Nikolenko Clinic на Кипре.Совсем скоро выйдет полное интервью на нашем портале. Ждите!

Posted by Russian Media Group on Friday, 17 April 2020

– Что лечат в клинике?

– Мы лечим заболевания, которые не лечат за рубежом. Например, болезнь Лайма. Человека кусает клещ, передаёт спирохету, которая селится в мозге. Мы доводим человека до полного излечения. Мы лечим тяжелые вирусы, катастрофические! Цитомегаловирус, вирус Эпштейна-Барр, герпес зостер (опоясывающий лишай), вирус Коксаки. В принципе, все виды вирусов, которые встречаются в природе.

– Даже COVID-19? Расскажите про то, чем и как вы с вирусами боретесь. Что у вас есть такое, о чем мы не знаем?

– Да коронавирус вообще легкий! Просто элементарно убивается. Работаем мы озоном. Мы можем убить гепатит, да все…

Представь два бассейна – один с озоном, другой с хлором. Помещаем туда один из страшнейших вирусов полиомиелита. В бассейне с озоном он погибает через 1,5 минуты. В хлоре живет почти три дня.

– Получается, что озон растворяет оболочку вируса? На молекулярном уровне?

– У вируса нет оболочки. Представь ниточку, на которой нанизаны бусинки. Оболочные микробы убивать легко и просто, антибиотик может справиться. А вот вирусы нас когда-нибудь добьют. Чтобы убить вирус, нужно растворить одну бусинку из набора.

– То есть это связка баранок, одну из которых нужно съесть. Я правильно понимаю?

– Даже без одной бусинки эта ниточка – биологический кристалл. На ниточке фосфор, жир, жирная кислота… это набор химических элементов.

– Как работает этот озоновый аппарат? Как он растворяет вирус? Можно подробнее? Внутривенная озонотерапия?

– Есть аппарат, где кислород проходит через камеру. Там вспышка, не факел, делит молекулу кислорода на составляющие. Получается О1, ещё О1. Пролетает под давлением и целый кислород О2. И на него, как собаке на хвост, утепляется О1. Получается растворимый газ с молекулами озона О3. Этот жидкий газ добавляется в физраствор и внутривенно попадает в кровь. Чем быстрее, тем лучше.

озонотерапия

– И дальше что? Классически, что происходит?

– Летит молекула О3 по вене. Часть молекул связаны двухвалентной связью плюс лишний хвостик. Встречает вирус. Хвостик видит, что связь с вирусом лучше. Свободный радикал О1 отцепляется и присоединяется к вирусу. Получается переокисление любой составляющей бусинки вируса. Например, фосфора. Молекула распадается на кислород, который клетки радостно разбирают на питание. А остаток уничтожает вирус. В результате вирус переокисляется до воды. Все, что плавает в воде, радикал О1 переокисляет.

– Что Вы имеете в виду под водой? Это все жидкости в организме?

– Это и кровь и лимфа и слизь, межклеточная жидкость. Любая жидкость! Человек состоит более чем на 80% из жидкости. Остальное – это высушенный скелет.

– Ясно. А как организм различает хорошие клетки озона и как на них реагирует?

– Мы ведь кислорододышащие. Наш организм узнает молекулу и пропускает. Это некий конфликт. Человеческая клетка воспринимает О1 как кислород и радикал распознаёт клетки организма. А вот плохие клетки служат идеальным крепежным организмом для него. О1 «женится» на вирусе и потом переокисленная жидкость выходит с мочей. Все. Нет вируса!

– Как происходит процесс лечения COVID-19. Это естественный или искусственный процесс? Ваше мнение?

– Я думаю, это искусственный вирус. Он существует уже давно. Есть некая матрица, на которую добавляют подвески. Он ничем не отличается от других вирусов. Убить можно быстро. Пару дней. Есть, правда, одно «но». Он очень контактный. Лечить надо в отдельном помещении, ставить всю линейку аппаратов. Делать нужно не только озон, но и внутривенный лазер. Кроме того, ультрафиолет. В двух видах.

– Не поняла, поясните про ультрафиолет. Что это за аппарат? Что и как им делать?

– Ультрафиолетовый лазер идёт в вену и убивает бактерии. Так же для улучшения иммунитета – кожный лазер для стимуляции тимуса. Транскожный ультрафиолет. Он проходит через кожу.

Внутривенный ультрафиолетовый лазер

– Извините, что перебиваю, а что такое тимус? Как-то не встречалась с этим органом!

– Тимус – это железа, отвечает за иммунитет молодых. Это тренировочный лагерь для лейкоцитов и лимфоцитов, чтобы они могли отражать любую инфекцию! Тюлень живет 300 лет, у него тимус живет до последнего. У людей он начинает отполироваться с 40 лет. Нужно стимулировать! Тюленя можно убить только выстрелом в сердце или в голову. Все остальное у него отрастает и само восстанавливается. Транскожный ультрафиолет уникален. Мы аппараты подбираем наборами, чтобы один дополнял другой. Если мы делаем действие, то нам важен конечный результат!

– Это крайне важно! В наши времена у многих подход другой. Как в старом медицинском анекдоте, когда старый отец наказал сына за то, что тот вылечил больного. Сказал, я тебя на его деньги выучил и вырастил! А ты взял и вылечил. Вот вы этим не занимаетесь?

– У нас противоположная концепция. Мы лечим много иностранцев. Им летать сюда за тысячи километров без гарантии – не с руки. Сейчас в карантин 9 пациентов из Австралии. Мы в Австралии более известны, чем на Кипре! Сарафанное радио – самая лучшая реклама. Нам не нужна реклама по сути своей. Мы всегда загружены на полную мощность.

– Много медицинских центров создают себе шикарную рекламу, о них слышно. А вот о результатах можно поспорить. А Вы?

– Первый раз в жизни, за 33 года существования клиники, начали делать нормальный сайт. Иностранцы попросили, чтоб они друзьям и родственникам могли показать спектр услуг.

– То есть у Вас это будет, как пособие для пользователя?

– Ну да, чтобы наши пациенты наглядно могли показать тем, кто нуждается, какие процедуры и лечение они сами прошли, чтобы могли советовать тем, кому хотят. Там будут картинки и видео.

– Ваш прогноз по коронавирусу. Что нас ждёт?

– Да ничего страшного. Любой вирус берет слабых. Средний возраст смертности на Кипре – 69 лет. Это стандартно. Скоро начнутся послабления, все откроют. До середины мая все будет работать. Нас протащит через праздники и потом. Экономика не выдержит. Я попросил статистику по Италии, за прошлые годы. Смертность с COVID-19 и без него почти одинаковая. Это экономическая война.

– Это теория заговора? Как Вы ее объясняете?

– Экономика Америки и Европы – мыльный пузырь. Они уже все давно украли и надо списать. Войну большую развязать не дали, свернули активные военные действия на корню. Пошли на экономику. В Америке она отрицательная вообще! Если люди умирают в таком количестве, и мои друзья, выпускники, другие врачи об этом говорят. В больницах нет ничего. Помощь оказать банально нечем. Вот и увеличивается смертность.

– А как по протоколу ВОЗ нужно и можно спасать от COVID-19? Что разрешено? Вы с этими методами согласны?

– Не особо. Надо давать препарат против малярии, который сильно садит почки и печень. Нет научного обоснования применения этого препарата. Потом три дня антибиотик. Даже в СССР пневмонию лечили на стационаре две недели. Ни одна пневмония за три дня не пройдёт. По сути, мы же не с вирусом боремся, а с дырами в иммунной системе, которые он пробивает. С этим вирусом это легкие, пневмония. Если забыть о вирусе, при бронхите, ангине, пневмонии врач выписывает антибиотик на какой срок?

– 10 дней, две недели. Мне кажется, его долго применяют. На моем опыте знаю. Розефин две недели.

– Правильно. Так почему при этом вирусе дают только на три дня? Это не правильно и я в корне с этим не согласен. Нужно давать антибиотик широкого спектра на две недели. Это избавит от любых осложнений и смертности не будет. Конечно, это расходы для государства, но жизнь граждан дороже.

– На Кипре мы ещё в хорошей ситуации. А пневмонии до этого часто случались?

– Мы и без коронавируса лечим 5-6 пневмоний в неделю. Умножить на 33 года работы! Мы лечим и миелиты, герпес, и что только не лечим. У нас есть что-то, чего нет нигде! Мы с удовольствием расскажем об этом  подробнее!

– Юрий, спасибо за уникальный рассказ! Мы заглянем к Вам снова и поделимся подробностями работы всех уникальных аппаратов и методик. Ещё раз спасибо!

Юрий Николенко с удовольствием ответит на вопросы наших читателей. Пишите, будем рады помочь!

Автор: Анна Иоанну
Поделиться новостью:

Check Also

С сегодняшнего дня маски обязательны даже на улице: что нужно знать

Наличие маски на лице является обязательным во всех открытых общественных местах Кипра – помимо помещений …